Город, в котором стираются границы возможного. Город, поглощающий каждого в свои сети — это то место, попав в которое, не захочется уезжать. Готов погрузиться в такой дивный новый мир? Тогда хватайся за руку и вперед.
На данный момент играется период с май по сентябрь 2016 года.
Жанр: омегаверс, рейтинг: 18+, альтернативный мир, система игры: эпизодическая.
Рейтинг форумов Forum-top.ru
[30.07.] Очень, ну очень! важные новости в блоге администрации! Скорее, прочтите, чтобы ничего не пропустить!

[15.07.] На форуме проводится первая перекличка! Если вы активны и горите желанием быть частью мира Дизерпула, то уделите пару минут внимания и отпишитесь в соответствующей теме в разделе Организационного.


[08.06.] Как вы видите, у нас сменился дизайн. Это лишь малая часть изменений, которые коснутся форума в ближайшее время. Ещё остались некоторые элементы не изменёнными, но в скором времени и они подвергнутся новшествам, так что оставайтесь на связи :з
Если вы вдруг увидели какой-то баг/ошибку/кривость/косость, то можете написать Артуру в ЛС, либо в тему обращения к администрации. Заранее спасибо!

[27.04.] На форуме подведены первые итоги, подсчитано количество написанных за месяц постов. Всем спасибо, кто остается с нами и вступает в ряды жителей! Для ознакомления с итогами можно перейти в раздел Доски Объявлений.

[07.04.] Форум официально празднует начало своего существования! Будем рады видеть всех и каждого, встретим с распростертыми объятиями. Для игроков приготовлено много всего полезного и интересного, скучать точно не заставим. Всем зарегистрировавшимся в течение месяца - 1000 J на счет! Для вашего удобства можете использовать навигацию, чтобы ознакомиться поближе с Дизерпулом и всем, что является его частью. Если у вас после прочтения мат.части останутся вопросы — смело задавайте их администрации, она еще не кусается. Предупреждаем, что некоторая информация находится в доработке, о всех нововведениях будем уведомлять в отведенных темах и здесь, оставайтесь с нами.

DESIREPOOL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DESIREPOOL » Флешбеки и флешворварды » compromize your reality


compromize your reality

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

COMPROMIZE YOUR REALITY

http://sd.uploads.ru/1Cgd3.gif

ДАТА И ВРЕМЯ ЭПИЗОДА

06.04.2016, среда, 13:00

УЧАСТНИКИ

Лоран Дюпон, Вернон Куинн

ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ

Солнечно, безоблачно. +14

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

...

В редакции случился переполох из-за того, что омега, который должен был брать интервью у мистера Куинна банально не вышел на работу. Упускать подобную возможность было непростительно. Потому за неимением свободных журналистов, крайним... то есть интервьюером назначили Лорана. Как-то вот так незатейливо все и началось.

Отредактировано Laurent Dupont (Ср, 2 Май 2018 00:46:59)

+1

2

«А сегодня будет жарко»- мимолетно пронеслось в голове у Лорана, пока он наблюдал за тем, как медленно, но верно помещение издательства преобразовывается в адское пекло, пока градусник за окном демонстративно греется на солнце.
Шефу – грузному альфе средних лет, который представлял собой, чуть ли не самого стереотипного злобного начальника, для дополнения образа Сатаны не хватало разве что раскаленных добела вил и красного трико с рожками. Мистер Оуэнс либо встал не с той ноги, либо его кто-то подрезал по дороге, либо секретарь снова опростоволосился с количеством сахара в утреннем кофе, так или иначе – всем, кто попадал в поле зрения мужчины, приходилось несладко.  И озлобленные крики это лишь самая малая часть ежедневных рутинных унижений, через которые приходилось проходить рядовым работникам газеты. Лоран быстро к ним привык, ведь его настоящая работа в этом плане была куда строже и требовала большей отдачи. Парадоксально, но омега в какой-то мере расслаблялся во всей этой бурляще-кипящей атмосфере, которая незримой дымкой висела в воздухе. Потому, когда подошла его очередь для порции бодрящих порицаний, он постарался создать видимость активной рабочей деятельности. И пусть некролог, который он написал ещё вчера, уже был вычитан и перепроверен как минимум три раза, главным было не подавать виду и максимально погрузиться в поиски дополнительной информации о почившем и с деловитым видом добавлять новые звучные эпитеты, выражающие всю глубину скорби и искренность соболезнований. Почившим, к слову, был вышедший на пенсию профессор Куппер, что на протяжении тридцати лет преподавал теоретическую физику и имел дурную славу. Студенты его не жаловали, а коллеги от своих подопечных недалеко ушли. Однако в некрологе стоило написать, что его горячо любили и уважали – иначе потом бумаги на извинения родственникам не напасешься. В принципе Лоран не любил писать некрологи, ему куда проще давались обзоры общественных мероприятий. И он с куда большим удовольствием описал бы открытие новой детской площадки каким-то меценатом. Потому что если подобное мероприятие попадает в газету, то все либо прошло гладко, либо объявился, допустим,  клоун-маньяк и устроил детишкам и взрослым кровавое представление… Но вот только начальству свое недовольство выражать было делом уж слишком рисковым.
Мистер Оуэнс смерил работу Лорана испепеляющим взглядом и грозно хмыкнул. Так он делал каждый раз, когда придраться было не к чему, но сохранить образ принципиального и сурового начальника нужно было любой ценой. Альфа уже хотел открыть рот для едкого комментария по типу «переделай последний абзац – его читать больно», но его прервала трель телефонного звонка и пришлось поспешно сменить локацию. Все же была у шефа своя особенность – не отвечать на телефонные звонки за пределами своего кабинета. Что, впрочем, было на руку не только Лорану, который со спокойной душой свернул окно с написанным некрологом (который он ещё вчера отослал редактору), но и его коллегам. Лоран тяжко вздохнул и потянулся. Сложилась некоторая закономерность - всякий раз, когда шеф не придирался к его писанине, то день обещал быть долгим, скучным и крайне выматывающим. И вот вроде ничего сложного – просидеть в офисе, пока солнце не спрячется за горизонтом, но подобная скука выжимала из омеги все соки.
И оставалось только надеяться, что кто-то из коллег проявит инициативу и скромно попросит Дюпона о помощи, которую Лоран, разумеется, не окажет, но хотя бы короткий разговор разнообразит серый день. Однако разговора в последующий час так и не случилось. После переполоха наступил штиль – все упорно делали вид, что заняты чем-то сверхважным.
Период был в принципе застойный – материала для новых статей кот наплакал, потому и  приходилось писать даже о самых незначительных событиях: открытие мелких кафешек, обновление фасада городской библиотеки, некрологи, дни рождения выдающихся граждан… Скука смертная, да и только. Только все это затишье было предвестником бури, ведь близились выборы на пост мэра, а СМИ такой лакомый кусочек ни за что стороной не обойдут. Лично Лоран бы обошел – несмотря на всю осведомленность, он предпочитал не вмешиваться в политику и по возможности делать вид, что он в ней совершенно ничего не смыслит.  А смыслил он, к сожалению, довольно много. Клод в свое время неплохо его натаскал, да и университетский курс политологии не прошел мимо ушей.

«Может улизнуть сегодня пораньше и глянуть, как обстоят дела у Реми?» - стоило подумать омеге, как двери шефовского кабинета распахнулись с характерным скрипом. Ровно на секунду наступила гробовая тишина, будто кто-то нарочно перевел громкость на «ноль». Затем альфа громко и с нескрываемым раздражением призвал всех продолжать работать, но тут же добавил:

- Дюмон зайди ко мне, срочно. – В этот момент Лорану больших усилий стоило не скривиться. И не потому что вызов на ковер не сулит ничего хорошего, а потому что за полгода постоянной работы начальник так и не удосужился запомнить правильное произношение его фамилии.

Кабинет шефа представлял собой просторную, однако скудно обставленную комнату, выдержанную в лучших традициях минимализма. Что правда скорей всего мистер Оуэнс не знал о минимализме, как явлении. Как и о правилах такта и приличия. Поскольку Лоран, войдя в кабинет, застал его за поеданием сэндвича из круглосуточного магазина и активным телефонным разговором. Альфа жестом попросил подчиненного сесть и Дюпону не остиавалось ничего, кроме как доверить свое тело не самому надежному на вид креслу.

- Приведи себя в порядок и сегодня будешь заменять Блейка, - шеф соизволил отложить сэндвич в сторону.
- Как именно заменять? – Лоран решил не уточнять причину отсутствия коллеги, почему его собственный внешний вид нужно приводить в «порядок» и почему именно внезапно он, а не кто-либо другой.
- Этот полудурок, - альфа тихо хмыкнул, - ещё одна такая выходка и я его уволю! Черти б его драли… Дюмон – интервью брать умеешь?
- Умею, разумеется,- Лоран только пожал плечами. – Но это не совсем мой профиль...
- Это не важно. Обещали прислать омегу – пришлем омегу, – эту фразу он адресовал кому-то, кто все это время «висел» на телефоне. – Для тебя сегодня открылась большая возможность. Так что бери диктофон и езжай, срочно. Черновик вопросов и адрес возьми со стола Блейка. Нам очень важно, чтобы все прошло на высшему уровне. Потому смотри не напортачь!

Оуэнс смерил Лорана таким выразительным взглядом, что омега тут же смекнул, что в остальные детали по предстоящему делу его посвящать не намерены. Настолько не намерены, что даже имени респондента не огласят.  Ну и ладно и не в таких условиях приходилось работать…
Стол Блейка был самым ближним к серверным, и выделялся на фоне остальных  посредством царящего на нем хаоса. Ни с чем не спутаешь.
«Ну что тут у нас… Стоп, какого..?» - омега перебирал бумаги, которые с большим трудом удалось выудить из-под завалов. Черновик представлял собой перечень до боли простых и банальных вопросов. Только вот дойдя до середины списка, Лоран сменился в лице, заметно помрачнев. Он в принципе старался всеми силами избегать практики интервьюера. Или хотя бы фильтровать, отсеивая те, что могли бы негативно отразиться на нем в будущем. Потому нынешнюю «большую возможность» Лоран воспринял без единой капли радости. Хотя проходивший мимо бета, заглянув Дюпону через плечо, отметил, что ему крупно повезло, что Блейк ухитрился именно сегодня не выйти на работу. Ведь да – любой уважающий себя журналист бы радовался возможности взять интервью у Вернона Куинна. Однако  Лоран только устало вздохнул, отклеивая от монитора ярко-желтый стикер с указанием времени и адреса места встречи, а также номера телефона. Явно наспех выведенные цифры вещали о том, что Дюпон безбожно опаздывал.

- Да уж, просто замечательно, - Лоран смял стикер в ладони и отправил его в карман, быстрым шагом направляясь к лифту.

На месте он оказался куда быстрее, чем рассчитывал, впрочем, за это стоило бы поблагодарить таксиста. Который за дополнительную плату согласился пару раз проигнорировать общепринятые правила дорожного движения. Лорана такие мелочи мало волновали, а вот опоздание в его понимании было серьезным проколом. И пусть он успел по телефону предупредить секретаря мистера Куинна (чей телефон и был указан на злополучном стикере) о том, что у них случился форс-мажор со сменой интервьюера, но даже десятиминутная задержка заставляла Лорана злиться на начальство, коллег и самого себя.

Отредактировано Laurent Dupont (Вт, 15 Май 2018 06:09:39)

+1

3

Ни для кого не секрет, что заместителю достаётся место директора, когда тот уходит на покой, как преемнику, как тому, кто больше остальных разбирается в делах организации. Считается, что у директора лишь больше ответственности, тогда как заместитель порой выполняет даже больше работы. Принцип, в общем-то, не меняется, когда речь идёт о целом городе, которым надо управлять, разве что масштабы и ответственность больше. С такой выдержкой, как у Вернона, можно было метить гораздо выше, потому как шелуха значимости особого статуса и привилегий являлась для него лишь шелухой. Он не акцентировал внимание на том, какую важную роль выполняет. Он прекрасно понимал, кем мэр является для жителей города, что и сколько они от него ждут, как и то, что в случае ошибки всех собак также спустят на него, представительное лицо, и никто не станет разбираться, сам ли мэр напортачил с распределением бюджета или (что скорее всего и есть) работники его штаба. Вернон не идеализировал само положение, так как привык смотреть на всё с деловой точки зрения - если нужно поддерживать имидж и иногда выходить на люди, то так оно и будет, и это не встреча звезды с поклонниками, а лишь мини-заседание, конференция, где мэру или его представителям нужно будет отвечать на вопросы, отчитываться о своей работе. Он ещё не стал мэром. Но был готов к этому, и готовился уже не первый год, пусть и не официально. Хотя нельзя сказать, что для кого-то участие Куинна старшего в предвыборной гонке станет сюрпризом. Пожалуй, он как раз один из самых предсказуемых кандидатов, и в его положении были определённые плюсы, так как он был на виду и у людей не должно возникать вопросов: «а кто это такой?». Конечно же, его известность можно было рассматривать и как недостаток, ведь наверняка его будут ассоциировать с пока ещё нынешним мэром, логично предполагая, что он поддерживает политику своего крёстного отца. Милый дядюшка, воспринимающий их с Айрой почти что как собственных сыновей. Конечно, кое-чему он научил их лично, когда у него хватало времени, но в целом, вне стен администрации, на семейном ужине, когда мужчина выпивал вино и добродушно хохотал над какой-то дурацкой шуточкой, он был совсем не тем, кого должен был видеть народ. А, глядя на какую-то его простоту, слушая рассказы о рыбалке, Вернон уже не мог воспринимать пост мэра как  какую-то значительную вещь, которая меняет людей и отдаляет их от человечности. Нет, он видел простого и смешливого мужчину, которого слишком рано задела седина, оттого он походил на молодого дедушку, вопрошающего, когда же у него появятся внуки.
Если не боишься работы, то быть мэром не страшно. А уж когда ты окружён надёжными людьми, которые помогают тебе делать твою работу, то беспокоиться и вовсе не о чем. Вот как сейчас, когда предстояло дать не первое и далеко не последнее в своей жизни интервью. Айра сегодня был занят другими делами, в том числе и документами, которые должен был разобрать сам Вернон. Агент, который занимался организацией данного интервью, да и вообще всем, что касалось времени зам.мэра, находился рядом. Они прибыли раньше времени, как и полагается, чтобы подготовиться, хотя условия оказались даже уютнее, чем обычно. Не пришлось накладывать кое-какой грим, будь это телевизионное интервью, усаживать зрителей, репетировать речь - процедура опроса обещала быть неформальной, камерной. Никакой охраны, никакого торопливо слоняющегося туда-сюда персонала, лишь пара человек, сопровождающих Куинна, и сотрудник делового центра, который им предоставили как нейтральную площадку для проведения встречи. Убедившись, что всё в порядке, сотрудник ушёл встречать журналиста, да так и пропал. Журналист опаздывал.
В тёмно-синем костюме, без жилета, но с полосатым галстуком, альфа расположился в кресле. Он был даже рад воспользоваться заминкой и отдохнуть, ни с кем не разговаривая и просто наслаждаясь тишиной и спокойствием. За окном стояла хорошая погода, причём окна здесь были огромные, занимали почти всю стену, и не зря, ведь с двенадцатого этажа открывался неплохой вид. Солнце пряталось за другими высотными зданиями, отчего не слепило глаза и не возникало нужды закрыть жалюзи. Вернон любовался видом. Один из помощников всё никак не умолкал, передав весть, что произошла ошибка - интервьюера сменили, и он задерживается, на что мужчина отреагировал резко, шикнув на него и посоветовав убраться за дверь, чтобы он не сеял волнение. Оставшийся агент уточнил расписание дел на сегодня. Вернон снял пиджак и повесил его на один из подлокотников. Напротив широкого кожаного кресла стоял кофейный столик с пепельницей, а также вазой, в которой красовались пионы, дальше располагался небольшой диван. Комната казалась просторной и светлой, вдоль стен стояли книжные шкафы, тумбочки, столики, кулер с водой и даже кофейный аппарат. Очевидно, обычно здесь располагалось больше сидячих мест, но для этой встречи помещение решили освободить. Это была комната для отдыха, где какие-то клерки проводили свободное время. Вернон не задавался вопросом, почему именно это место и это время. Он доверял своему агенту. Поэтому его ничто сейчас не волновало. На удивление, он чувствовал себя спокойнее обычного и ещё даже не выкурил ни одну сигарету за время ожидания. Хотя не сказать, что оно тянулось нудно и неторопливо - напротив, мужчина не заметил, как оно прошло. На фоне звучал отдалённый голос агента, который отошёл к двери и вёл какой-то серьёзный, негромкий разговор.
Сотрудник, о котором уже даже успели забыть, вдруг объявился на пороге и уже не один. Предварительно он встретил журналиста и провёл в этот кабинет. Агент, прервавший свой разговор, отворил дверь и пропустил их. Второй помощник, всё ещё несколько взволнованный и суматошный, тоже прошёл в комнату и стал всем присутствующим повторно объяснять, как так вышло, что мистеру Куинну пришлось ждать интервьюера. Строгий красноречивый взгляд альфы заставил того замолкнуть. Сконфуженный секретарь уточнил, желает ли кто-нибудь что-нибудь выпить. Вернон заказал кофе. Следующие пару минут ушли на то, чтобы журналист расположился, шум кофе-машины мешал разговору, как бы давая время всем подготовиться.

Отредактировано Vernon Quinn (Вс, 3 Июн 2018 01:31:08)

0

4

Ситуация сложилась весьма забавная. Даже прибыв на место вовремя, Лоран ухитрился опоздать. Строить дела, когда обе стороны в одинаковой степени дезинформированы – задачка не из легких.  К счастью или нет, но сам омега уже успел примириться с возникшим раскладом, пока докуривал сигарету, которую успел прикурить ещё в такси. Водитель на этот счет, разумеется, очень громко возмущался, но Лоран быстро предложил ему альтернативу «быстрее доедешь – быстрее выйду».  Докуривать, кстати, пришлось уже по пути к мистеру Куинну. И только невероятной удачей можно было пояснить каким же магическим образом не сработала противопожарная сигнализация.
По дороге Лоран вел с секретарем не особо складывающийся разговор, из которого можно было понять лишь то, что  накладка со временем сулит большими неприятностями. Дюпон заверил его, что ему и получаса хватит на интервью, потому беспокоиться не о чем. Если, разумеется, сам респондент не создаст сложности. В этот момент Лорана смерили настолько ошарашенным взглядом, что он на секунду задумался – а стоило ли вообще начинать этот разговор, но время на «подумать» оборвалось фактом прибытия в нужное помещение. Омега оценил его беглым взглядом и вздохнул, машинально поправляя воротник рубашки. Запахи в воздухе витали самые разнообразные. Запахи альф на общем фоне ощущались особенно ярко, но Лорану было не привыкать. На деле от мистера Куинна он ожидал чего-то большего, но тот выглядел именно так, как омега и представлял… Легкий вкус разочарования застыл на кончике языка.

- Добрый день, простите за замешательство, - Лоран нацепил на лицо рабочую маску добродушного воодушевления, которая обычно без труда прокатывала. Если, разумеется, никто не пытался слишком сильно засматриваться ему в глаза.  На учтивое, или скорей дежурное предложение выпить кофе Дюпон ответил отказом, сославшись на высокое давление. На самом же деле он не то, чтобы доверял аппаратному вареву, которое по печальной оплошности также считалось за кофе.
Не теряя и без того потраченное время, он занял свое место в кресле, по-быстрому разложив все необходимое. В список необходимого входили блокнот с заранее написанными вопросами, диктофон и синяя шариковая ручка. Лоран предпочитал черные, но тут уж выбирать не пришлось. В такси он пару раз успел оценить список, подготовленный Блейком и несколько разочаровался в коллеге. Не то, чтобы Дюпон был мастером с оригинальным подходом, но настолько сырой материал даже боссу показывать стыдно. Он устало вздохнул, надеясь, что никто не заметил его замешательства. Вырвав листок, он сложил его пополам и спрятал под диктофон.
Как только адская кофе-машина закончила выдавать инфернальные звуки, Лоран включил запись. Пусть и немного заранее – как-никак, а ему же потом все в текстовой вариант и переводить.

- Мистер Куинн, если вы не против, то мы можем начать, – он максимально учтиво улыбнулся. – Поскольку произошла заминка со стороны моего начальства, то нам стоит действовать быстро и не мусолить одни и те же темы дважды. Ах да, я совсем забыл представиться. Хотя именно мое имя не так уж и важно… На самом деле статья выйдет в тираж от лица моего коллеги – Блейка Свитса, который и должен был быть вашим интервьюером. Потому, наверное, лучше будет, по надобности звать меня именно так. Плюс – я веду запись на диктофон. Потому вам не обязательно делать паузы или повторять. Говорите все как есть. Заученные тексты – не лучший выход…

Первым в списке вопросов, составленных Блейком был «как вы бы описали нынешнюю политическую ситуацию в Дизерпуле?», но Лоран посчитал его слишком навязчивым и давящим, как для начала интервью. Все же перед ним сидел человек, вполне себе симпатичный и живой, со своими мыслями, обязанностями и тайнами. И в первую очередь, по мнению омеги,  стоило показать именно личность, а не картинку, которую тщательно выстраивают пиарщики и СМИ. Газету как-никак, а читают обычные люди. А обычным людям не интересно, каким образом тот или иной политик хочет повлиять на экономическую обстановку. Им просто хочется знать – стоит ли поднимать свою тушу с дивана и идти голосовать за этого человека, стоит ли ему доверять, или же лучше воздержаться.

- Я начну с неформальных вопросов… А потом перейдем к сути. Итак, какую кухню вы предпочитаете?  Если не знаете, что ответить – говорите, что итальянскую. Она доступная и ещё горожане её любят.

+2

5

Все знали, что будет омега. Иначе никак, журналисты не омеги бывают слишком напористыми, неучтивыми, вызывающими. Встретить такого среди омег гораздо сложнее. Агент позаботился о том, чтобы ничто не давило на Вернона и не выводило его из себя. В последнее время он был на нервах. Просто так, как и всегда, из-за большого количества времени, которое он тратил на работу, и малого, слишком малого, которое тратил на себя.
- Не стоит, - ответил мужчина, подняв голову к вошедшему. Зацепившись за него взглядом, больше старался не выпускать, изучая незнакомца. Первое впечатление он создавал приятное хотя бы потому, что выглядел опрятно. Стоило ему заговорить, это впечатление только улучшилось, потому что его голос не только не раздражал, но даже нравился Вернону. Всем бы журналистам такой голос. Он даже и сам решил подобреть и сделать свой помягче, кивая на предложение начать.
Дальше следовала прямота, при этом юноша умудрился объясниться, сняв вину с себя и переложив её на начальство, после чего решил взяться за дело как следует. Но своего имени так и не назвал. Это было почему-то странно, хотя одновременно с этим вполне логично. Вернон не взялся возражать. Раз уж у них и правда осталось не так много времени, лучше не отвлекаться на такие мелочи. Блейк так Блейк. «Интересно, хуже или лучше твой коллега?».
Под конец, когда было упомянуто про заученные тексты, Вернон слегка улыбнулся. Говорить такое ему - почти хамство, хоть и относительное. Вернон мог бы объяснить, что всё равно не имеет права говорить то, что не предназначено для общественности, и дежурные ответы уже давно забиты к нему в голову, так что даже ненамеренно он может ответить что-нибудь такое, что будет казаться заученным. Но ведь времени всё меньше. И чем меньше времени, тем более всё равно ему становится. Он почти что физически ощущает, как весь накопившийся стресс уже вышел за грань, и теперь этот стресс принял обличье некоего наплевательского отношения к серьёзным вещам. Очень, очень не вовремя. Хотя, может быть и наоборот. Вряд ли будет хуже от того, что он расслабится. Диктофон записывает только голос.
- Что ж, я согласен обойтись без формальностей. Хотя не могу сказать, что мне не приятно было бы познакомиться именно с вами. - Учтивость на грани личной заинтересованности. Увы, этому его тоже обучали. Тот самый агент, что расположился недалеко от окна. Он тоже осматривает журналиста, сложив руки за спиной. Его взгляд горазд более наглый и оценивающий, нежели у Вернона. Он словно пытается решить, достоин этот человек находиться тут или нет. Однако, стоит отдать ему должнон за то, как он собрано держится. В отличие от другого секретаря, который даже кофе подаёт как-то суетливо. Он просто новичок, и это всё объясняет. Он слишком волнуется, осознавая, что работает рука об руку с самим мистером Куинном. Тому же это нисколько не льстит, скорее, он просто терпит и ждёт, когда тот поскорее освоится. Очень жаль, что прошлый помощник был вынужден переехать.
Вернон наклоняется вперёд, чтобы взять чашку кофе, поставленную на стол напротив. Аромат кажется неплохим. Он прикрывает глаза, когда подносит чашку к губам. Делает медленный небольшой глоток, чтобы не ошпариться. Также медленно отставляет чашку обратно. Ему не нравится. Не будь здесь журналиста, Вернон высказал бы своё недовольство. Но он молчит и откидывается на спинку кресла, закидывая ногу на ногу, с намерением больше не притрагиваться к кофе. Несмотря на его любовь к этому напитку, оно того не стоит.
Первый вопрос завершается неожиданным советом. Темноволосый смотрит на интервьюера более серьёзно, словно пытается понять, не шутка ли это. Потом взгляд уходит к диктофону. «Благодарю за совет, но я достаточно опытен, чтобы разбираться в том, что мне отвечать, даже если это и неформальные вопросы», - то, что останется за кадром, только в мыслях. Мужчина сдержанно стучит по подлокотнику пальцами.
- А если я отвечу, что мексиканскую, горожане меня не полюбят? - он не улыбается, но на лице нет враждебности. Он кажется заинтересованным.
«Может быть, ты ответишь за меня на все вопросы, если знаешь предпочтения горожан?».
Приходится снова разомкнуть ноги и подсесть ближе, чтобы дотянуться до пепельницы. Без зазрения совести он забирает её к себе на колени, усаживаясь в прежнее положение и выуживая из кармана пиджака всё необходимое - пачку дорогих ароматизированных, но крепких сигарет. Одну такую он зажимает между губ, она вся завёрнута в необычную бумагу тёмно-коричневого цвета. Пальцы щёлкают крышкой зажигалки с изображением городского герба - подарок коллег, не более.
Закурив, он прячет пачку и зажигалку, и только после этого снова возвращается взглядом и вниманием к журналисту.
- Вы же не против? - спрашивает из вежливости и затягивается снова, избегая высоких интонаций в голосе. Чем тише он говорит, тем ниже его голос становится, что придаёт ему больше мужественности и хорошо гармонирует с запахом миндаля. Сегодня Вернон не использовал подавитель.

+2

6

Умение подмечать мелкие детали не единожды приносило Лорану выгоду. Ведь именно малозаметные мелочи, крупицы, по итогу складываются в целостные картины, которыми можно часами любоваться, подмечая достоинства и изъяны.  Человек по общему заблуждению считался чем-то вроде вершины среди творений эфимерного бога, его апогеем, непризнаным шедевром. Омега с этим мнением мог бы поспорить, но ни за что не стал бы отрицать того, что людей интересно изучать, подобно замысловатой картине. При ближашем расмотрении и правильном ракурсе обязательно подметишь что-то новое. Порой приходилось изощряться, поскольку объекты наблюдения оказывались куда глубже, чем могли бы показаться на первый взгляд. Но даже поверхностный осмотр приносил свои плоды.
Потому Лоран между словесным опросом, то и дело присматривался к обстановке, деталям в одежде и поведению, тому, как человек сидит, жестикулирует, каким голосом говорит. К мимике и глазам, последние же не зря носили красивое и поэтичное звание «зеркал души», они слишком многое могли поведать о своем владельце… Подметив одну деталь можно в прямом смысле спасти себе жизнь. Если не умеешь вовремя реагировать – пиняй на себя, если твое тело найдут где-то в лесу.
Лорану не нравилась атмосфера, но он не подал виду. Он терпеть не может, когда контроль над ситуацией переходит в чужие руки. И когда его оценивают. Он готов подобное терпеть, когда дело касается Семьи, но не от мирных обывателей. Но сегодня совершенно иная роль и задача. Лоран Дюпон остался за своим столом в издательстве, лениво портить воздух углекислым газом. Сейчас он Блейк Свитс  и он дурашка-журналист, который должен прочитать вопросы по списку, поблагодарить за сотрудничество и желательно не споткнуться на выходе о край ковра. А если и споткнеться – то сделать вид, что он «ой какой неуклюжий».

- Хммм, мексиканскую? Не могу ручаться за всех горожан, но лично я вас полюблю, - в шутливой форме ответил Лоран абсолютно не меняясь в лице, тут же подметив неодобрительный взгляд мужчины, который занял стратегическую позицию около окна. Минимальное чувство юмора у того, видать атрофировалось ещё в раннем детстве. Хотя на его месте Дюпон вел себя точно также. Если бы это было необходимо.

На риторический вопрос о том, не против ли Лоран того, что мистер Куинн собрался  портить судьбу своих легких сигаретами, омега ответил, отрицательно покачав головой. По правде он и сам был бы не прочь закурить, но мундштук и собственные сигареты остались в другом пиджаке, а тот в свою очередь покоился на вешалке в гардеробной. Стоило при этом отдать должное вкусу альфы – выбор приятно удивил, как и маркой, так и ароматом. Такие, в свое время предпочитал Реми, до того как обзавелся собственной семьей.

После небольшой паузы Лоран пошел методом блиц-опроса, ориентируясь на список, который составил его коллега. По правде – большую часть вопросов Дюпон оттуда выкинул, посчитав их неуместными. Но свои прибавлять не стал. В конечном итоге политика – не его профиль. В ней слишком просто оступиться: это как идти по скованной льдом реке, лишние телодвижения не к месту. Всего в изначальном списке Блейка, что покоился под диктофоном, было двадцать восемь вопросов. Лоран запомнил только двеннадцать из них. А задать решил и вовсе восемь.
Первостепенно он прошелся по внешней политике, стараясь избегать щекотливых тем. Насущные вопросы о реставрации исторических объектов, открытие новых торговых площадей. Затем стандартный «каким бы вы хотели видеть Дизерпул?», после должен был быть вопрос об отношении к оппонентам. Но учитывая недавние события, всполошившие все инстанции, Лоран решил повременить. Как никак, а спрашивать в лоб «Что Вы думаете о том, что вашего коллегу и оппонента недавно жестоко умертвили?» - это слишком, даже для Лорана. Может это было чем-то обыденным для Блейка, который именно в таком ключе и обозначил этот пункт на бумаге, но Дюпон предполагал, что ему за подобные вопросы может по итогу ещё и от босса прилететь. И не того босса, что протирает штаны в редакции, горланя на весь отдел о том, что его кофе уже остыл…
Работать с мистером Куинном оказалось на удивление легко и в какой-то степени приятно. Он отвечал по делу, не разводя при этом демагогию, что в свою очередь подкупало. В основном за счет разительного отличия от других политиков, с которыми Лорану приходилось пересекаться.

- Мистер Куинн, скажите, а у вас есть любимое место в городе?

+1

7

Несмотря на услужливость, которая считается довольно распространённой чертой в характере поведения омег, журналисты есть журналисты. Они жаждут информации, они подобны клещу, который впивается и не отпускает до последнего, пока есть, чем полакомиться. С некоторыми журналистами, в особенности если это встреча, подобная нынешней, всё проходит куда легче и тише, вопросы заменяют ответы, периодически абсолютная формальность может быть разбавлена личными ремарками и шутками, но потом всё заканчивается приятным, в меру шаблонным прощанием, и это нисколько не меняет день. Тот, кто пришёл на место Блейка, казался одним из тех самых работников прессы, которые умеют сдерживать свой пыл или же просто не имеют личной заинтересованности в работе. И это было хорошо.
Вопросы не являлись непредсказуемыми, колкими, провоцирующими. Казалось, агент мистера Куинна поработал на славу, составив заранее список рекомендованных вопросов. Как бы там ни было, этот мужчина слушал протекающее интервью с уже более довольным лицом, стоило Вернону закурить, а омеге перейти к делу. Суетливый помощник тоже успокоился и расположился ближе к двери. Лишь иногда он отвлекал Вернона, подёргиваясь из-за далёких шумов за дверью, словно пёс, ожидающий вторжения в любую секунду. По сравнению с личным агентом кандидата в мэры он выглядел слишком уж непрофессионально, даже потешно. Но нервы Вернона больше никто не тянул. Ему словно бы дали передохнуть и просто побеседовать в уже привычной для него обстановке, когда приходится подбирать слова, но думать не слишком долго - разве что над тем, как удачно совместить прогнозируемые ожидания жителей Дизерпула со своим личным мнением. В общении с людьми он довольно часто ограничивал себя в выражении чувств и пытался угадывать, чего от него ждут, поэтому для него не было сложным формулировать речь, без долгих заминок и без особой торопливости. Иногда он молчал по пять секунд, отводя взгляд в сторону, задумываясь и затягиваясь при этом, но при этом не смотрел на кого-то из присутствующих, потому что и правда концентрировался на порядке в голове, и только после этого отвечал. Ему хотелось удовлетворить чужое любопытство, чтобы потом не писали о том, что он что-то умалчивает, и при этом он пытался не приукрашивать выражения, заполняя время, учитывая то, что времени в запасе не так уж много. Вообще Вернон изначально не позиционировал себя как сладкоустый человек и кандидат, ему легче было высказаться коротко, но обычно это порождало ещё больше вопросов, мол, что вы имеете в виду, расскажите об этом поподробнее. И он стал учиться говорить коротко, но при этом понятно. Конечно же, разработать идеальную модель поведения не вышло, потому что люди всегда найдут, в чём можно покопаться поглубже, но так хотя бы Вернон стал чуть более им симпатичен. Он бы с радостью отвечал как можно твёрже и короче. Но к избирательной кампании пришлось меняться и приучивать себя цеплять слушателей фразами-обращениями. Так даже обычное скучное интервью превращалось в живое взаимодействие и с тем, кто берёт интервью, и с тем, кто в дальнейшем прочтёт текст.
- Вы знаете, я ничем не отличаюсь от обычных рабочих людей, и не могу сказать, что у меня много времени на прогулки по городу. Я думаю, вы со мной согласитесь, что одно из самых любимых мест у каждого - это дом. - Он уже не курит, поэтому смакует на губах послевкусие ответа и смотрит некоторое время на омегу. Негласно определив, что он остался доволен ответом, мужчина тянется за бутылкой воды, которые поднёс в процессе помощник - журналисту и его собеседнику. Агент, уже оторвавшийся от окна и весьма привлекательных видов за ним, вежливо извиняется и подносит телефон к уху, важно передвигаясь ко входной дери, чтобы покинуть помещение и не мешать деловыми беседами уже имеющейся. Интервью продолжается. Теперь к окну передвигается тот самый помощник. Непонятно зачем. И всё происходит уже непредсказуемо быстро.
Огромное окно, которое кажется непробиваемым, оказывается невероятно хрупким и осыпается словно снег. Перед этим звучит громкий хруст стекла, звон предшествует потоку блестящих снежинок, и вот испуганный помощник бросается защищать мистера Куинна, который успевает лишь повернуть голову к источнику шума. Он едва переживает испуг, кровь только-только приливает к голове, как его тело уже отлетает в сторону и остаётся лежать на полу под тяжестью чужого тела. Та бутылка воды, которую он пытался поставить на стол, покатилась по поверхности и упала. После звука лопающегося стекла и вскрика помощника, слишком неразборчивого, но предсказуемого по содержанию (что-то наподобие "берегитесь!"), в комнате воцаряется оглушающая тишина. Но длится она недолго.
Помощник тут же вскакивает на ноги и начинает торопливо причитать. Распахивается дверь, в которую забегает агент в попытках понять, что произошло. И присаживается Вернон, тяжко поднимая руку, пульсирующую от боли. Впившиеся в предплечье небольшие осколки разрезали кожу до крови, ведь он упал набок.
- Охрана! Охрана! Врача! - помощник выбегает, едва ли не путаясь в ногах.
- Вы в порядке? - агент пытается ощупать Вернона на прочие повреждения.
Время по-прежнему течёт в ускоренном режиме.

0

8

Лорана не единожды прерывали в его работе. И всегда на то были разнообразные причины, как и весомые, так и не слишком. К примеру: недовольство начальника, выражающееся постоянными звонками, похабные сообщения от любовника, на которые сложно было не обращать внимания, любвеобильные и при этом докучающие питомцы или дети респондентов, внезапные перемены погоды… Да и босс мог в любой момент вызвать своего секретаря для решения насущных вопросов, а у Дюпона не было возможности отказаться. Однако… Сегодняшний случай пересек все мыслимые и не мыслимые границы. Вот чем уж точно, но перестрелкой интервью у Лорана ещё не кончались. Не считая того случая, на детском празднике, когда мальчонка в костюме ковбоя «выстрелил» в него пенопластовой пулей. Тут же пуля была вполне настоящей, если судить по разбитому стеклу. Ну что ж… Хотя бы раз их издание не будет голословным, если напишет в статье «первыми оказались на месте происшествия». И это точно будет на первой полосе. Только вот Лоран бы не хотел быть тем несчастным, которому доведется все расписывать в красочных деталях. Да в принципе подобный резонанс создаст шумиху… а так ли она нужна в самый разгар предвыборной гонки? Но СМИ – чертовы стервятники, им бы дай полакомится тем, что дурно пахнет.
Тем не менее, необходимо было решать более насущные проблемы. Как-никак, а обстановка накалялась. Лоран не сразу сообразил, что произошло: только от резкого шума дернулся, будто кто-то рядом с ним в шутку лопнул надутый бумажный пакет. А затем паника, неразбериха, чьи-то крики. Омега в реальность вернулся через пару секунд. Беглый осмотр комнаты не дал толком информации, разве что этот парнишка-секретарь возомнил себя телохранителем из одноименного фильма…. Впрочем, все довольно пресно – и, к счастью, трупов не имелось. Дюпону приходилось хотя бы раз в две-три недели встречаться с пальбой. Не все соглашались на предписанные условия сотрудничества, и приходилось принимать меры. А Лоран очень не любил это занятие, как и огнестрел.
Он поднялся со своего кресла. Голова внезапно закружилась, и он озадаченно потер виски. В нос ударил запах чужой крови, отчего Лоран заметно побледнел.

«Ну вот за что…?» - риторически чертыхнулся, отворачиваясь. В поле зрения попало разбитое окно и Лоран не был бы собой, если бы упустил возможность его осмотреть. Как-никак, а вдруг он сможет что-то узнать. Да и вообще – если это дело рук кого-то из мафии, то виновнику несдобровать. Ибо экий подлец – а если он бы он в кого-то попал? А если бы он попал с самого Дюпона? Нет, оставлять на самотек нельзя… Но и журналистам на растерзание отдавать не стоит.

- Когда-то люди перестанут экономить на безопасности и будут ставить армированные стекла… - тихо пробормотал омега, почти вплотную подойдя к осколкам стекла. К самому проему подходить он не рискнул – не хватало ещё и шальную пулю отхватить, если забыть про осторожность. Но поскольку второго выстрела не последовало, то все было подстроено так, чтобы припугнуть, либо же кто-то сэкономил на снайпере, наняв дилетанта…
Окно было простое, закаленное, что минимизировало шансы первичного визуального обнаружения, откуда был совершен выстрел. А это значило лишь то, что дальше разбираться будет полиция. А встречаться лицом к лицу с законниками Лорану хотелось также сильно, как с начальством и коллегами. То есть не хотелось.
На весь «осмотр» у Лорана ушло около двух минут. Он не торопился и не нервничал, но все равно выглядел настороженным и дерганным. Да и благородная бледность сменилась мертвенной. Тут не мудрено – пусть даже в виде запаха, объект фобии оставался им же и заставлял сердце стучать где-то на уровне глотки, перекрывая доступ кислороду. Лоран нервно сглотнул и даже чуть-чуть пошатнулся.

- Думаю, нам всем бы не помешало выйти… в целях безопасности.

+1


Вы здесь » DESIREPOOL » Флешбеки и флешворварды » compromize your reality


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC